Даклад Мiтрапаліта Тадэвуша Кандрусевіча на канферэнцыі «Міланскі эдыкт у гісторыі еўрапейскай цывілізацыі. Праблема ўзаемадзеяння Касцёла і дзяржавы ў сучасных умовах» | Друк |

Мінск, 5 красавіка 2013 г.

Отношения Церкви и государства в свете католического учения

Ваши Высокопреосвященства, Преосвященства, братья во священстве, представители государственной власти, дипломатических миссий, участники посвященной 1700-летию Миланского эдикта конференции: «Значение Миланского эдикта в истории европейской цивилизации и актуальные вопросы отношений Церкви и государства в современных условиях».

1. Прежде всего позвольте выразить признательность организаторам столь значимого и актуального форума, посвященного этой знаменательной дате — Международному общественному объединению «Христианский образовательный центр им. свв. Мефодия и Кирилла».  

Его проведение – это, прежде всего, ознаменование ключевого в истории христианства события, которое дало ему свободу. Именно после принятия в 313 г. Константинопольским императором Константином Великим и Римским императором Ликинием Миланского эдикта христианство получило равные с иными религиями права и этим самым новые, невиданные прежде возможности для своего развития и выполнения возложенной на него Христом миссии возвещения Евангелия и спасения человека.

С принятием Миланского эдикта завершился первый, очень трудный катакомбный этап развития Церкви, который был ознаменован жесточайшими преследованиями и многочисленными свидетельствами мучеников. Хотя в двухтысячелетней истории христианства преследования повторялись неоднократно и во многих странах продолжаются в настоящее время, тем не менее принятие Миланского эдикта начало его новую эру.

2. Получив свободу, христианство оказало очень большое влияние на развитие истории европейской цивилизации. Европа выросла из христианства и имеет христианские корни. Об этом свидетельствует вся ее история и многочисленные памятники христианской культуры.  

Великий европеец, блаженный Иоанн Павел II в своем Послании к народам Европы в 1980 г. писал, что основание европейской культуры проникнуто христианством (ср. OJP II, II, с. 607). А в речи на завершение посвященного Синоду Епископов Европы 1991 г., предсинодального симпозиума он говорил о том, что европейская культура не может быть понята без обращения к христианству и ее фундамент составляет Евангелие. Сформированная  согласно животворному слову Божьему, Европа сыграла в истории мира уникальную роль, и ее культура внесла замечательный вклад в прогресс человечества. Диалог с Евангелием лежит в основе европейской культуры. Поэтому перед лицом современных проблем, которые терзают Европу, необходимо дальше вести такой диалог в атмосфере полной ясности и взаимного уважения между последователями Христа, между братьями и сестрами других убеждений. Только обновленная христианская культура поможет преодолеть травмы прошлого и разобщенность настоящего благодаря таинственной и глубокой связи, которую она устанавливает между нациями (ср. ХКЕ II, с. 191. 194 ).

Несомненно, что на сохранение христианских корней Европы и защиты христианских ценностей на старом континенте большое влияние оказывают церковно-государственные отношения.

3. Хорошо известно, что вскоре после Миланского эдикта Константина Великого (313 г.), христианство «de facto» стало государственной религией и для утверждения определенного общественного строя аргументы часто заимствовались из Евангелия.

Хотя учение Христа имеет нравственно-религиозный, духовный, а не политически-земной характер, тем не менее история знает не мало примеров союза алтаря и трона, как на Западе, так и на Востоке, когда Церковь и государство становились взаимозависимыми. Церковь выполняла политические функции, а государство клерикализировалось, что не способствовало нормальному развитию ни Церкви, ни государства.

Время, однако, показало несостоятельность такого рода отношений. Особенно это стало очевидным, когда, с одной стороны, начались проявляться процессы секуляризации, с другой же – христианам вменялось, что они не от мира сего. Миру проповедовался далекий от него Бог, а понятие Церкви часто сводилось к ее иерархической структуре и она видела себя не столько находящейся в мире, сколько рядом с ним. Трагическая в своих последствиях Французская Революция (1789–1799 гг.) помогла осознать назревшую необходимость отделения Церкви от государства и религиозной деятельности от политической активности.

В результате чего, со временем, особенно во второй половине ХХ в., исходя из учения и примера Христа, который не только учил нравственности (ср. Лк 5, 20; Ин 8, 1011), но и лечил больных, призывал к справедливости, наставлял помогать нуждающимся и бедным и т.д. (ср. Мф 4, 24; 5, 6.7), Церковь начала менять свое отношение к миру. Становилось все более и более понятным то, что христианин, переживающий свою веру в обществе, не может быть в этом миру незамеченным; он несет ответственность за него и живущих в нем людей (ср. WТS, c. 1214).

Настоящая конференция – это также знак того, что проблема отношений между государством и Церковью продолжает оставаться очень важной, ибо она влияет на развитие общества и мира. Подтверждением тому является также и то, что на интронизации нового Понтифика Франциска, которая имела место в Ватикане 19 марта 2013 г., присутствовали 132 официальные делегации государств и международных организаций, в том числе 31 Президент и 11 премьер-министров (ср. http://tvp.info/informacje/swiat/inauguracja-pontyfikatu-papieza-franciszka/ 10447732). Присутствовала на ней также и официальная делегация Беларуси.

4.  Присутствие христианства в мире уже само по себе ставит проблему его отношений с обществом и государством. Как богочеловеческий организм, Церковь призвана таким образом выстраивать свои отношения с обществом и государством, чтобы укреплять принципы любви и справедливости на земле, а также вести людей путем спасения.

22 марта 2013 г. новый епископ Рима Франциск встретился со 180 аккредитованными при Святом Престоле послами. Во время встречи Понтифик подчеркнул, что их присутствие является знаком плодотворных отношений между их странами и Апостольским Престолом и что эти отношения действительно являются источником добра для человечества. Папа также высказал пожелание, чтобы эти отношения помогали созидать мосты между народами, так, чтобы люди видели один в другом не врагов, а братьев, которых необходимо принять и объять (ср. http://www.vatican.va/holy_father/francesco/speeches/2013/march/documents/papa-francesco_20130322_corpo-diplomatico_pl.html).

Церковь, исполняя порученную ей Христом миссию, утверждает принципы Царствия Божия на земле, освящает верующих, осуществляет их духовное руководство и ведет к жизни вечной. Государство призвано устраивать жизнь людей в обществе, для чего оно использует  светские институты власти, идеологию, а также материальные ресурсы.

Церковь провозглашает незыблемые и всегда актуальные нравственные принципы и ставит перед собой глобальную цель, а именно – спасение человека. При этом она также учитывает конкретную ситуацию, в которой живет человек, читает знамения времени и отвечает на его вызовы. Государство же, как правило, исходит из конкретной ситуации и реальных возможностей. Поэтому оно, как правило, принимает конкретную и призванную решать насущные проблемы программу. При этом, однако, нельзя утверждать, что государство не стремится к решению глобальных задач, что становится весе более и более актуальным подчас повсеместно развивающихся процессов глобализации.

Примером конкретных действий может служить Второй Ватиканский Собор. Своей главной задачей он определил обновление религиозной жизни с учетом требований времени и сохранением незыблемых нравственных принципов, что прекрасно выражается итальянским словом «aggiornamento» или «осовременение». Исключительно важным является также развитие социальной доктрины Католической Церкви, как ответа на конкретные вызовы времени.

Примером может служить также и Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2000 г., который определил ее задачи в свете требований времени, а также принятые им Основы социальной доктрины.

Слово «политика» происходит от греческого слова «polis», что означает умение и способность руководить обществом. Государство существует для человека. Оно призвано обеспечить его всестороннее нормальное развитие и жизнь. Путь Церкви – это человек, – как говорил блаженный папа Иоанн Павел II. Ее первейшей задачей является вести человека к Богу и помочь ему спастись. Все это говорит о том, что Церковь также существует для человека. Поэтому благо человека должно являться общим и исходным пунктом в выстраивании отношений между Церковью и государством.

В свете выше сказанного становятся понятными слова блаженного папы Иоанна XXIII, что Церковь, хотя и не от мира сего, но она в нем.

5. Отношения Церкви и государства базируются, прежде всего, на представленном Иисусом Христом принципе: «отдайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф 22, 11). Именно они стали основополагающим принципом учения Церкви об автономии религии и политики, Церкви и государства. Посему автономия Церкви и государства в большинстве стран мира воспринимается как общепринятая норма.

В настоящее время отношения между Католической Церковью и государствами регулируются путем конкордатов или специальных соглашений, которые на международном уровне определяют права и обязанности сторон. Задачей Церкви является привносить в общество дух Евангелия, пропагандировать и защищать нравственные ценности и предлагать принципы социальной справедливости, чтобы светское государство было обогащено непреходящими христианскими ценностями.

В результате процессов глобализации и миграции в мире появляется все больше полиэтнических и поликонфессиональных сообществ, когда рядом живут люди разных национальностей и вероисповеданий, верующие и неверующие, что требует нового подхода в области отношений между государством и Церковью и принятия новых решений.

6. Католическое учение о отношениях между Церковью и государством нашло свое отражение в документах Второго Ватиканского Собора и послесоборном, особенно социальном, учении Католической Церкви. Так,  Пастырская конституция о Церкви в современном мире «Gaudium et spes» – «Радость и надежда», Катехизис Католической Церкви, Компендиум ее социального учения и многие энциклики последних Понтификов недвусмысленно учат, что Церковь и политическое общество в своей области деятельности автономны и независимы друг от друга и сама Церковь не смешивается с политическим сообществом и не связана ни с какой политической силой (ср. GS 76; КСУЦ 50; ККЦ 2245).

Очень четко эту позицию выразил папа Бенедикт XVI в энциклике «Deus caritas est» – «Бог есть любовь», в которой он утверждает, что «образование справедливых структур не является прямой обязанностью Церкви, но принадлежит миру политики, сфере самостоятельного разума. Обязанности Церкви здесь косвенные, связанные с очищением разума и пробуждением в человеке моральных сил, без которых созданные структуры не смогут ни утвердиться, ни действовать продолжительно и эффективно» (DCE 29).  

Близкой является позиция и других христианских конфессий. Так, в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви подчеркивается, что «Церковь не должна брать на себя функции, принадлежащие государству» (ОСКРПЦ, III, 3). «Церковь и государство не должны ни сливаться воедино, ни подменять друг друга», — говорится в социальной позиции протестантских церквей России (СППР 4). Все это не что иное, как очевидная деполитизация Церкви.

7. Все это, однако, не означает взаимной изоляции Церкви и государства, потому что они, хотя и разными способами, служат личному и социальному призванию одних и тех же людей (ср. GS 76; КСУЦ 425) для их блага. Общее благо людей как раз и является платформой для сотрудничества Церкви и государства. Церковь не требует себе каких либо привилегий, но только признания и необходимых для ее присутствия и деятельности в обществе прав. Поэтому Декларация Второго Ватиканского Собора о религиозной свободе «Dignitatis humanae» – «Достоинство человеческой личности» — подчеркивает, что «гражданская власть должна взять на себя действенную защиту религиозной свободы всех граждан справедливыми законами и другими подходящими средствами» (DH 6).

Признавая автономию государства, Церковь оставляет за собой право на нравственную оценку его деятельности, когда того требуют права личности и спасение душ, применяя средства, соответствующие Евангелию и благу всех, в зависимости от требований времени и обстоятельств (ср. GS 76; КСУЦ 426). Папа Бенедикт XVI в энциклике «Caritas in veritate» – «Любовь в правде» — подчеркивает, что Церковь, не вмешиваясь в управление государством, должна исполнять миссию правды в отношении общества (ср. CV 9). В этом проявляется профетическая роль Церкви.

Согласно социальному учению Католической Церкви, христиане могут и должны заниматься политической деятельностью с целью христианского свидетельства и проявления нравственных ценностей в управлении обществом (ср. КСУЦ 543. 565-574). В то же самое время духовные предводители должны избегать политической зависимости, чтобы гарантировать себе независимую, полную и достоверную проповедь истины (ср. GS 76). История оставила нам яркие примеры такого служения Народу Божиему в сложной политической ситуации, как, например, св. Томас Мор или Патриарх Тихон и многие другие.

Кодекс Канонического Права Католической Церкви запрещает духовным лицам заниматься политической деятельностью, за исключением случаев, когда согласно мнению компетентной церковной власти, этого требует защита прав Церкви или развитие общественного добра (ср. CIC, Кан. 287, пар. 2). В том же духе еще в 1993 г. было принято постановление Священного Синода Русской Православной Церкви, которое предписало священнослужителям воздерживаться от участия в выборах в качестве кандидатов в депутаты в органы представительной власти (ср. ЖМП, с. 40).

8. На современном этапе своего развития позиция Католической Церкви по отношению к государству представляются следующим образом:

8.1. Церковь в своей религиозной миссии, не отождествляется и связана ни с какой конкретной экономической, социальной и политической системой или формой культуры (ср. GS 42; КСУЦ 50). Она признает автономию экономической и политической реальности с ее специфическими законами, которые должны подчиняться нравственному закону, установленному самим Творцом (ср. КСУЦ 45-46. 350. 425. 571).

8.2. Эта автономия не означает отделения Церкви и христианина от «земной цивилизации», а определяет их место и роль в жизни общества. При этом отношения Церкви с обществом и государством представляются следующим образом (ср. LE 1):

8.2.1. Церковь должна оценивать их деятельность на предмет соответствия Евангелию и правам человека; предлагать основные принципы социального устройства; воплощать в жизнь идеи справедливого общества; в соответствии с требованиями и знамениями времени развивать социальную доктрину и вдохновлять верующих для исполнения их обязанностей в обществе в соответствии с моральными принципами.

8.2.2. При наличии плюрализма мнений христиане-миряне не могут использовать авторитет Церкви ради определенной позиции, так как выражают только свою позицию как граждане, руководимые христианской совестью (ср. GS 76).

8.2.3. В  современном плюралистическом и открытом обществе, где, как правило, не существует единой духовной силы и системы ценностей, его объединяющих, необходимо сотрудничество между различными позитивными силами (ср. GS 75-76; SRS 26; CA 35; ККЦ 1882; КСУЦ 189), что особенно важно на современном этапе развития мирового сообщества, о чем красноречиво свидетельствует предание забвению христианских ценностей в современном мире и особенно в Евросоюзе, который строится не столько на религиозных ценностях, сколько на политическом и экономическом прагматизме, использующем идеи либерально-гуманистического мировоззрения.

8.2.4. Вызовы современности склоняют к необходимости общей позиции различных Церквей и общин по отношению к государству, чему может способствовать диалог с другими христианскими конфессиями и религиями.

8.2.5. Стоящая перед секулярным миром задача провозглашения Царствия Божиего должна также проявляться через служение Церкви и апостольство мирян (ср. АА 16-22; КСУЦ 543).

9. Проведенный анализ католического социального учения четко определяет автономию Церкви и государства, которые, хотя и разным образом, служат личному и социальному благу тех же самых людей. Христианство, возвещая иной мир, небезразлично миру земному, полному политической активности, в которой христианин, как гражданин, имеет право и обязанность принимать участие, чтобы, привнося в нее христианские ценности, способствовать одухотворению мира и построению более справедливого общества.

Благодарю за внимание.

Использованная литература и принятые сокращения:


1. Второй Ватиканский Собор. Пастырская конституция о Церкви в современном мире «Gaudium et spes» (GS).
2. Второй Ватиканский Собор. Декрет об апостольстве мирян «Apostolicam actuositatem» (AA).
3. Второй Ватиканский Собор. Декларация о религиозной свободе «Dignitatis humanae» (DH).
4. Codex Iuris Canonici, Poznań 1984 (CIC).
5. Иоанн Павел II. Энциклика «Sollicitudo rei socialis» (SRS).
6. Иоанн Павел II.  Энциклика «Сentesimus annus» (CA).
7. Иоанн Павел II. Энциклика «Laborem exercrens» (LE).
8. Бенедикт XVI. Энциклика «Deus caritas est» (DCE).
9. Бенедикт XVI. Энциклика «Caritas in veritate» (CV).
10. Катехизис Католической Цекрви, Москва «Рудомино» 1996 (ККЦ).
11. Компендиум социального учения Церкви, Паолне 2006 (КСУЦ).
12. Orędzia Ojca Świętego Jana Pawła II, I, Kraków 1998 (OJP II).
13. Христианство и культура в Европе. Память о прошлом, сознание настоящего, упование на будущее, II, Москва 1992 (ХКЕ II).
14. I. Imbach, Wielkie tematy Soboru, Warszawa 1988 (WTS).
15. Журнал Московской Патриархии, 1994 №2, г. Чехов Московской обл., 1994 (ЖМП).        
16. Основы Социальной Концепции Русской Православной Церкви, Москва 2000 (ОСКРПЦ).
17. Социальная позиция протестантских церквей России, Москва 2003 (СППЦР).
18. http://tvp.info/informacje/swiat/inauguracja-pontyfikatu-papieza-franciszka/10447732.
19. http://www.vatican.va/holy_father/francesco/speeches/2013/
march/documents/papa-francesco_20130322_corpo-diplomatico_pl.html.     



Адноўлена 05.04.2013 16:04
 
© 2003-2020 Catholic.by