Выступленне Мітрапаліта Кандрусевіча на міжнароднай канферэнцыі ў Браціславе, прысвечанай 65-годдзю заканчэння Другой сусветнай вайны | Друк |

Страдания народа во время войны взывают к правде и справедливости, покаянию и прощению

Выступление во время Международной общественной акции
«65-летие окончания Второй мировой войны — исторические уроки и будущее единой Европы»
22–24 апреля 2010 г., Братислава (Словакия)

Я не могу быть свидетелем войны в строгом смысле слова — как ее очевидец, потому что родился через год после ее окончания. Но могу быть свидетелем того, сколько горя и страдания принесла война простым людям, потому что пришел на этот свет в Белоруссии — на земле, где погиб каждый четвертый мирный житель.

Мы говорим — каждый четвертый, потому что жертвы трудно исчислить в абсолютных величинах. Но четвертая березка, погребенная под мраморной плитой в Хатыни, где заживо были сожжены все жители этой белорусской деревни, обращает нашу память в прошлое, к страданиям мирных людей во время беспощадной войны.

В войне страдают все народы, и нападающие, и обороняющиеся, и победившие, и проигравшие. Поэтому следует говорить не только о народах и о коллективной ответственности, а также о личной трагедии, страдании, смерти, грехе и покаянии каждого человека, вовлеченного в войну, независимо от его национальности, гражданства и вероисповедания.

Соответственно любые этнические или националистические спекуляции по поводу войны направлены против принципов христианства, против прощения и примирения.


Мир — дело правды (ср. Ис 32, 17), — говорит пророк Исайя.

Священное Писание и христианское понимание общественного бытия подразумевает, что мир — это не просто отсутствие войны, это — дело правды (ср. Ис 32, 17)1.

Память о войне невозможна без правды о ней. Всей правды, какой бы жестокой, неполиткорректной или неудобной она ни была. Поэтому мы должны, по словам белорусского писателя, «сопротивляться тем, кто хотел бы превратить нас в дураков», в беспамятных и некритичных объектов манипуляции тех, кто считает выгодным для себя фальсифицировать историю2. Это завещание автора «Хатынской повести», «Блокадной книги», «Карателей» Алеся Адамовича важно для исторической памяти не только белорусского народа, но и всего человечества.

Так сложилось, что правду о войне с большей глубиной и убедительностью выразили не столько сочинения историков и архивистов, сколько художественные произведения, которые стали достоянием послевоенной мировой культуры.

Тем зарубежным участникам сегодняшней конференции, которые хотели бы больше узнать о войне и страданиях мирных жителей, я бы предложил читать не только мемуары военачальников, но и прозу Виктора Астафьева, Юрия  Бондарева,  Григория Бакланова,  Константина  Симонова,   Владимира   Богомолова, Константина Воробьева, Даниила Гранина, Василя Быкова, Алеся Адамовича, Светланы Алексиевич и  других писателей.

Для меня в этих книгах дороже всего не мастерство изложения, не красота слога, но правда. «Говорить неправду о ней не только безнравственно, но и преступно как по отношению к миллионам ее жертв, так и по отношению к будущему», — писал Василь Быков. — Люди земли должны знать, от какой опасности они избавились и какой ценой досталось им это избавление»3.

Поэтому в рамках кинопрограммы нынешней конференции я бы предложил, помимо «Обыкновенного фашизма» Михаила Ромма, показать потрясающий фильм Элема Климова «Иди и смотри» о трагедии белорусской деревни Хатынь.

Когда мы говорим о правде, то верим, прежде всего, свидетельству очевидцев. Важный в этом контексте документ — книга Светланы Алексиевич «Последние свидетели». Во время Второй мировой войны погибло около 13 миллионов детей — русских и немцев, украинцев и евреев, белорусов и итальянцев, словаков и французов, поляков и австрийцев, чехов и венгров, англичан и японцев, детей других наций и народов...

Маленькие герои, «последние свидетели», в отличие от взрослых, как пишет автор, «запоминали самые яркие и трагические моменты, а не рисунок событий или чувств». Детский взгляд, беззащитный, но беспощадный, до основания обнажает и разоблачает человеческое безумие в форме войны. Они не политики, не солдаты, они даже не взрослые — они дети, и поэтому им нельзя не верить…

Книги и фильмы, о которых я упомянул, возвращают читателю, особенно молодому, конкретно-историческое ощущение войны взамен отвлеченного, пафосного или — в последнее время это особенно заметно — «гламурного».

Это — книги правды. Уверен, что такие же книги правды есть и в немецкой, и в итальянской, и в австрийской, и в других культурах. И самое большое, что мы можем для них сделать — не предать забвению. Потому что эти книги — залог будущего мира, основанного на правде.

Самой показательной и известной (но от этого — не менее беспощадно обнажающей все зло войны) является правда о белорусской деревне Хатынь. В последние годы туда не только возят экскурсии — там уже проводятся богослужения, что для нас, христиан, очень важно.

22 марта 1943 года Хатынь была уничтожена вместе с жителями деревни. В огне заживо сгорели 149 жителей деревни, из них 75 детей до 16-тилетнего возраста.

В центре современного мемориала возвышается бронзовая скульптура непокоренного человека с мертвым ребенком на руках. Прототипом монумента стал 56-летний деревенский кузнец Иосиф Каминский, который чудом выжил. Обгоревший и израненный пришел в сознание поздно ночью, когда фашистов уже не было в деревне. Среди трупов односельчан он нашел своего израненного сына, который умер на руках у отца.

В последнее время много говорят о фальсификации истории, об искажении правды о войне. Но при стремлении к правде очень важно научиться сочетать любовь к своей стране с нравственным подходом, сделать так, чтобы патриотизм не подпитывался ложью.

«Рассказ о Победе 9 мая 1945 года без рассказа о той страшной цене, которая была за неё заплачена, не сеет ни патриотизма, ни ума, ни добра, — написал недавно один из российских политологов. — Подлинная любовь к Родине невозможна без открытой, работающей души, без нравственного сопереживания»4.

В наши дни становится все более очевидным, что одной правды для устойчивого мира между людьми и народами — недостаточно.


Мир — дело справедливости

О правде как основании справедливости писал еще святой Августин: «Если упраздняется справедливость, то к чему же сводится управление, как не к великому разбою?»5

Однако сразу же хочется отметить, что категория справедливости, связанная с правдой, может быть истолкована в терминах ветхозаветного мщения и использована политиками для разжигания вражды.
Правда неизбежно обнажает страдание. Страдание побуждает эмоции, связанные с желанием «симметричного ответа», известного еще из Ветхого Завета — «око за око», «зуб за зуб», «кровь за кровь». Такой подход, с христианской точки зрения, прямой путь к ненависти между народами. Ненависть, как сорняк, как дьявольский соблазн, легко посеять, но как же трудно потом изжить, как трудно уврачевать людские души, пораженные ненавистью! История многих соседних народов, отмеченная пограничными войнами на протяжении веков, это ясно показывает. Причем после каждой войны кто-то кому-то остается «должен»...

Но та же правда, которую можно использовать к отмщению, на самом деле взывает к справедливости, к человеческой пощаде, новозаветному прощению, христианскому милосердию. Правда нуждается в нравственной оценке, без осмысления в категориях добра и зла она может стать опасным оружием в руках политиков.

В связи с этим весьма полезно напомнить учение Католической Церкви о войне и мире.

Подытоживая богословскую рефлексию своих предшественников, блаженный Папа Иоанн XXIII в энциклике «Pacem in terris» («Мир на земле») еще раз заявил о необходимости мира, основанного «на истине, справедливости, любви и свободе». При этом Понтифик подчеркнул, что «мир на земле, которого во все времена жаждут люди, может быть восстановлен и упрочнен только при полном соблюдении порядка, созданного Богом»6. Отметив далее, что «государства могут различаться друг с другом по уровню развития культуры, цивилизации и экономики», Папа Иоанн XXIII подчеркнул, что «этим ни в коем случае не оправдывается стремление одних незаконно навязать другим свое превосходство, это, скорее, повод для большего сотрудничества на благо общего развития»7. Именно уроки Второй мировой войны побудили Святой Престол отнестись с особенным опасением к войне как средству разрешения конфликтов и постоянно подчеркивать необходимость создания всемирной организации, власть которой смогла бы стать основой прочного мира8.

А до тех пор, пока будет существовать опасность войны и не будет полномочной международной власти, обеспеченной достаточными силами, «нельзя будет отказать правительствам в праве на законную оборону, если все средства мирных переговоров будут уже исчерпаны», — пишет Папа Иоанн XXIII в энциклике «Pacem in terris»9.

Кроме того, в документе говорится, что «всякая война, нацеленная на сплошное уничтожение целых городов или обширных регионов вместе с их населением, является преступлением против Бога и самого человека, которое подлежит твёрдому и немедленному осуждению»10.

Отцы II Ватиканского Собора в одном из его важнейших документов — пастырской конституции «Gaudium et Spes» («Радость и надежда»), осудив бесчеловечность войны, призвали христиан к тому, чтобы они «с помощью Христа, источника мира, сотрудничали со всеми людьми в деле укрепления между ними мира в справедливости и любви и в изыскании средств к установлению мира»11.


Мир — дело покаяния и прощения

Сегодня мы живем в мире, в котором, несомненно, при оценке событий очень важны критерии правды и справедливости. Но они не могут описать все многообразие отношений и, главное, — только на них невозможно построить надежный фундамент мирной жизни, который бы предотвращал войны.
Подтверждение тому — исторический опыт, который показывает, что справедливость часто не в состоянии избавиться от злобы, ненависти и даже жестокости.

В сегодняшнем мире очень важно признать правоту других и свою неправоту перед другими. Важно видеть не только вину других, но и свою вину. Важно, чтобы мы, наконец, научились думать не только о том, как нас обижали и как к нам несправедливы были другие. Здесь уместно вспомнить словам великого русского писателя Федора Достоевского, у которого старец Зосима говорит, что каждый человек «за всех и за вся виноват». Такое сознание открыто к собственному покаянию и прощению других.

Наше общество нуждается в людях, научившихся у Господа «милосердной справедливости», научившихся правде, «которая не укоряет и не уязвляет».

Об этом во время своего понтификата неустанно напоминал Слуга Божий Папа Иоанн Павел II. В частности, в послании ко Всемирному дню мира 2003 года (1 января), озаглавленном «Нет мира без справедливости, нет справедливости без прощения», понтифик подчеркивал: «Для установления подлинного мира во всем мире справедливость должна обрести свою полноту в милосердии»12. Отметив, что иногда справедливость и любовь представляются противоположно направленными силами, папа-миротворец писал, что «на самом деле они суть не что иное, как две стороны одной реальности, два измерения человеческой жизни, которые призваны взаимодополнять друг друга».

Поэтому Папа не раз напоминал христианам и всем людям доброй воли о необходимости прощения для решения проблем как отдельных людей, так и целых народов. «Нет мира без прощения!» – подчеркивал Иоанн Павел II.

В этом контексте я хотел бы напомнить о послевоенном процессе примирения народов Польши и Германии, решающую роль в котором сыграли верующие люди — католики и протестанты обеих стран. «Прощаем и просим прощения» — эти слова стали лейтмотивом письма польских католических епископов к немецким в 1965 году, когда раны войны еще не зажили в сердцах людей.

Важную роль в процессе примирения сыграл нынешний предстоятель Католической Церкви — Папа Бенедикт XVI. С энтузиазмом восприняв обращение польских епископов, Йозеф Ратцингер писал тогда: «Я благодарен и счастлив, что наконец проявлена инициатива, которой я так давно ждал»13. В 1968 году он поставил свою подпись под меморандумом влиятельных немецких католиков, целью которого было примирение народов. Тогда Примас Польши кардинал Стефан Вышиньский писал Йозефу Ратцингеру: «Радостно то, что мы можем поблагодарить вас за ту христианскую отвагу, христианскую добрую волю и за широкие горизонты в оценке международной ситуации. Страницы вашего меморандума пронизаны духом Евангелия»14.

Отрадно, что в наши дни инициаторами подобного процесса между российским и польским народами выступили Русская Православная Церковь и Католическая Церковь в Польше.

26 февраля 2010 г. в Варшаве во время переговоров заместителя главы Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского Патриархата игумена Филиппа (Рябых) и примаса Польши архиепископа Хенрика Мушиньского было принято решение о разработке документа о примирении народов России и Польши. Насколько я знаю, сейчас создается двусторонняя комиссия, в состав которой войдут представители двух Церквей.

«Как представителей христианских Церквей нас очень беспокоит то, что в современных условиях развитых средств массовой информации еще существует так много невежества и враждебности между соседними народами», — добавил представитель Русской Православной Церкви15.

Год назад ее предстоятель Патриарх Московский и всея Руси Кирилл перед Днем Победы совершил литургию в Георгиевском храме на Поклонной горе. Во время проповеди он, подчеркнув страдания и гибель миллионов людей, отметил, что война — «это колоссальное потрясение для народа»16.

Случившаяся 10 апреля с.г. авиакатастрофа под Смоленском, в которой погибли президент Польши Лех Качиньский и официальная польская делегация, показала солидарность людей разных национальностей и исповеданий в Европе и мире. Польская сторона подчеркнула особо теплое отношение россиян к постигшей польский народ трагедии. Лидеры многих стран мира и бывшего СССР выразили свои соболезнования польскому народу. Большую помощь Польше в создавшейся ситуации оказали Россия и Беларусь. Все это свидетельствует о новом климате в отношениях между польским — с одной стороны, и российским, белорусского и иными народами, — с другой. Уверен, что этот процесс будет иметь свое продолжение. Символичен тот факт, что делегация летела в Россию для участия в мемориальных мероприятиях в Катыни — месте массовых репрессий накануне Второй мировой войны.

Мир — дело любви

Истинное прощение и милосердие невозможно без братской любви. Я позволю себе напомнить слова изречение древних: «Omnia vincit amor» («Любовь побеждает всё»).

Здесь, в центре Европы, в Братиславе, на конференции, посвященной 65-летию окончания самой кровопролитной в истории человечества войны, я позволю себе рассказать вам историю одного человека, который сначала стал католическим монахом, затем был призван на войну, чудом выжил и оставил нам свои воспоминания. Его имя — о. Бернхард Геринг (1912–1998).

Бернхард Геринг был рукоположен во священника в мае 1939 г., за четыре месяца до начала Второй Мировой войны. Подобно многим другим священникам, всю войну он служил в санитарном батальоне, пройдя с немецкой армией путь до Сталинграда и обратно.

В предисловии к своим военным мемуарам он пишет: «Смысл этой книги в том, чтобы вспомнить о добре, которое оставалось, несмотря на все разрушения и все преступления. На ее страницах мне хотелось бы выразить мою благодарность за бесчисленное множество проявлений любви и доброты со стороны людей, принадлежащих к разным народам. Вся жизнь должна быть хвалой и благодарением перед лицом Божиим»17.

Когда о. Бернхард Геринг, фельдшер санитарного батальона, по просьбе русских местных жителей принял тяжелые роды, через несколько дней семья попросила его крестить ребенка. «В назначенный день за мной приехали на телеге. Мальчик получил при крещении имя Петр. Не сомневаюсь, что он часто слышал историю своего рождения и своего крещения и что ему хотелось бы знать священника, который спас ему жизнь, выполняя роль акушера», — пишет о. Бернхард Геринг.

Его мемуары пропитаны добротой и любовью. Книгу Бернхарда Геринга было бы хорошо прочитать тем, кто выступает против примирения Церквей и христианского единства.

На страницах книги автор описывает немало случаев, когда он служил Литургию и совершал требы для православных русских, которые хорошо знали, что он католик, и, тем не менее, без сомнений принимали через него благодать таинств. Так же и немецкие солдаты-протестанты охотно присутствовали на богослужениях католического священника, а многие и причащались. В этой связи уместно вспомнить и тот экуменизм, который зачастую так живо проявлялся в советское время перед лицом гонений, особенно в тюрьмах и лагерях. Перед лицом беды всё то, что нас, христиан, разъединяет, оказывается таким мелким и ничтожным!

«Я люблю русское православное богослужение. Я постоянно вспоминаю священников, которые принесли восхитительное свидетельство веры. Но здесь я хотел бы говорить о простых людях, порой неграмотных, которые действительно стали для меня наставниками», — пишет в мемуарах этот монах-редемпторист. Он вспоминает молитвенные вечера в доме старушки, которая на протяжении предшествовавших двадцати лет, когда не было священника, вдохновляла молитвенную группу православных верующих.

Послание мира отца Бернхарда Геринга — очень яркий документ, имеющий непосредственное отношение к теме нашей конференции, если мы всерьез намерены извлечь уроки из прошлой войны и предотвратить будущую.

Христианин знает, что любовь есть движущая сила, побуждающая Бога устанавливать связь с человеком, высшая форма отношений человеческих существ между собой. Любовь должна оживлять все сферы человеческой жизни, простираясь и на международный порядок. «Только то человечество, в котором царствует „цивилизация любви“, сможет пользоваться подлинным и прочным миром», — отмечал Иоанн Павел II18.

Война и мир начинаются в душе каждого человека, которую надо воспитывать у колыбели, с амвона, с кафедры, у школьной доски, через СМИ — всеми возможными способами. Воспитывать в духе правды и справедливости, покаяния и прощения, а главное — в духе любви. Воспитывать терпеливо и настойчиво, ибо в противном случае человек может подойти к избирательной урне и вновь проголосовать за партию фашистов...

Наша слабость и греховность ведет к тому, что нам всегда грозит опасность войны, и она будет угрожать до тех пор, пока в души людей не придёт Христос. Но, люди, соединённые любовью, могут преодолеть грех, приближая исполнение пророчества Исайи: «И перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (Ис 2, 4).

Спасибо за внимание.

в

  1. GS, 77.
  2. Алесь Адамович. Сопротивляться тем, кто хотел бы превратить нас в дураков. «Чайка», №2(157), 16 января 2010 г.
  3. Василь Быков. Свидетельство эпохи // Собрание сочинений в четырех томах. Т.4. М., «Молодая гвардия», 1986. С.5.
  4. Александр Ципко. Гламур победы против народной правды о войне // «Аргументы и факты», №12,  24 марта 2010.
  5. «De civitate Dei», lib. IV, с. 4; PL 41, 115.
  6. РТ, 1. Русский перевод опубликован в: ROMA LOCUTA, приложение к газете «Свет Евангелия» (№2 за 26.02.03).
  7. РТ, 49.
  8. Подробнее см.: Война // Католическая энциклопедия, т. 1, М., 2002. С. 1066.
  9. РТ, 79.
  10. РТ, 80.
  11. GS, 77.
  12. Здесь и далее цит. по: http://www.agnuz.info/holy_material.html?id=291.
  13. Цит. по: http://www.christianitas.pl/c/czytanewsieci/?id=237.
  14. Там же.
  15. Православные и католики разработают документ о примирении народов России и Польши // РИА Новости, 26.02.10.
  16. http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=30090.
  17. Bernhard Häring, Als es ums Überleben ging. Erinnerungen aus meinem Leben 1939-1945. Moers: Brendow, 1991. Перевод этой и других цитат из книги выполнен Петром Сахаровым.
  18. Иоанн Павел II. Послание ко Всемирному дню мира 2003 года. http://www.agnuz.info/holy_material.html?id=291.
Адноўлена 23.04.2010 18:16
 
© 2003-2022 Catholic.by